Nov. 17th, 2014

yvk: (Default)
19 августа примерно в 14.00 начался массированный обстрел наших позиций - стало ясно, что после такой лавины огня российские наемники предпримут атаку, чтобы захватить вершину. И вскоре я услышал по рации голос "Сумрака": "Внимание! Атака танков и пехоты!" Наши позиции были накрыты плотным огнем стрелкового оружия, а танки били по всем укрытиям прямой наводкой. Моя небольшая группа из четырех человек заняла позиции чуть ниже вершины. Бой начался. Но очевидно, что передвижение нашей группы и укрытие было обнаружено противником, и маневрировать под огнем нам было негде - окопаться на Саур-Могиле нельзя, там камень. Один из танков открыл прицельный огонь по нашему укрытию. И вот прямое попадание! Я почувствовал страшный удар. Позицию передо мной занимал сержант Кандела - отважный молодой парень. Его бросило на меня, и своим телом он заслонил меня и спас мне жизнь. И тут второй снаряд. Третий. Все мы получили очень серьезные ранения. Тяжелей всех был Кандела - он прямо на мне истекал кровью. Я не мог пошевелиться, Кандела тоже не мог двигаться, нас завалило обломками, и он лежал на мне, он смотрел на меня в упор, но сказать ничего не мог, из его рта шла кровь… Я вспомнил, как услышал разговор по телефону Канделы с его девушкой - они собирались расписаться в сентябре… Я не мог оказать помощь ни ему, ни себе. Я получил тяжелую контузию, ожог, тяжелое ранение в плечо, переломы ребер, множественные осколочные ранения. Меня спасла германская армейская кевларовая каска, которую перед этой командировкой мне купил родственник. Она приняла на себя обломки, несколько осколков срикошетили, а один вошел прямо в лобовую часть каски и не пробил ее. Я успел оценить обстановку - шел ожесточенный бой, крупные силы пехоты при поддержке танков прорывались на вершину, наша позиция находилась под сильным обстрелом.

Надо спасать Канделу, иначе он истечет кровью, и надо спасаться самому - потому что без перевязки мы погибнем вместе. Рация была разбита, и сообщить нашим на вершину я уже не мог. Два других бойца тоже были ранены. Особенно тяжелые ранения получил сержант Славин. Осколками ему перебило кисти рук, выбило зубы, срезало нос. Кровь хлестала из него, и он ничем не мог нам помочь. И вот Александр Славин каким-то невероятным образом выбрался из-под завала, и пополз на вершину на одних локтях! Это было невероятно. На виду противника сержант полз, и за ним тянулась кровавая полоса. Ему надо было преодолеть несколько сот метров - шансов было немного. Бой продолжался, и после очередного разрыва рядом с нами я потерял сознание. Вся жизнь пролетела перед глазами… Я очнулся от того, что услышал: "Бекер", "Бекер", держись!" "Бекер" - это был мой позывной. Славин спас нас всех и все-таки дополз на вершину и вызвал подмогу. Бой по-прежнему грохотал со всех сторон, но нас не бросили. Я увидел, как в наш разбитый блиндаж впрыгнул "Сокол" с бойцами. Он сделал мне укол, и я ожил. Ребята оказали помощь всем раненым. "Сокол" увидел, что мы с Канделой тяжелые и нас надо вытягивать немедленно, несмотря на огонь. И вот он сказал по связи: "Мужики, здесь "трехсотые", их надо забирать наверх. Прикройте нас все, кто может!" И нас потащили на вершину. ( разыскал "Сокола" - это подполковник Александр Мельниченко, доброволец. В его личном деле нет отметки об участии в боях на Саур-Могиле, он не представлен к наградам так же, как и его бойцы. - Ю.Б.) И тут я увидел картину, которой я никогда не забуду в жизни. Как в фильме "9-я рота" все наши ребята на вершине встали в полный рост, чтобы взять под обстрел мертвые зоны, и стоя открыли огонь из всех стволов по наемникам, чтобы прикрыть отход нашей группы. Они не пригибались под пулями, и они нас спасли. "Сокол" нас дотащил до вершины и укрыл в единственном самом глубоком укрытии. Оказали помощь. К сожалению, сержант Кандела, прикрывший меня собой, погиб… После того, как нас вытащили, обстрел начался с новой силой. Со мной был боец. И тут у него заработала рация: "Они лезут со всех сторон! Все наверх! Кто может - все наверх!" Он схватил оружие, но я остановил его. Он наклонился, и я сказал, что надо вызвать артподдержку. Он сказал, что рация вышла из строя. Я сказал ему взять из кармана телефон, который дал мне Литвин, и попробовать набрать. На Саур-Могиле связь как правило не работала, но иногда в определенных точках горы можно было сделать звонок. И вот боец побежал под огнем, и набрал Литвина. Связь заработала. Назвал пароль, мой позывной, и вызвал помощь. Очередная атака была отбита, противник снова откатился к подножию гору, и тут по врагу ударила батарея наших "Градов"! Я слышал разрывы, и после этого бой начал стихать. Ребята пришли ко мне с телефоном после боя, сказали: "С нас бутылка виски после войны". Я сказал: "Вместе отметим". Вечером за нами пришла БМП - меня переправили в Петровское. Перед отъездом я попросил Гордийчука отпустить на базу моих десантников. А надо сказать, что группа Сергея Стегаря очень достойно сражалась (связался с сержантом Стегарем, за проявленный героизм он удостоен орден "За мужество". - Ю.Б.). Но Гордийчук никого не отпустил, он стоял до конца, и они отступили только по приказу. В Петровском ночью начался сильнейший артобстрел. В дом, где лежали раненые, пришлось снова прямое попадание. Я получил новые ранения - перебиты кости таза осколками. Я потерял сознание и очнулся в реанимации больницы Амвросиевки. Я лежал недалеко от поста дежурного. И только открыл глаза - звонок. Но мой мобильный был разбит, звонил стационарный телефон больницы. Санитар спрашивает у кого-то в трубку: "Потехин?" Он не мог знать моего имени. И я кричу: "Я - Потехин!" Беру трубку - "Петруха, это ты?", а это жена, нашла меня даже здесь, в Амвросиевке! После того, как я вышел из связи, она обзванивала все прифронтовые больницы.


Когда меня переправили в Днепропетровск, в больницу Мечникова, ко мне приехали два моих друга, жена, и обе дочери. Один из друзей, здоровый мужик, когда меня увидел, - потерял сознание. Сейчас уже все хорошо - я выздоравливаю. Остались осколки в плече - врачи боятся извлекать, слишком близко к нерву, можно потерять пальцы. Я могу двигаться, и посвящаю много времени розыску тех, кто был со мной на Саур-Могиле. Я нашел всех героев-десантников, кто пошел со мной, и всех героев-добровольцев. На 40-й день со дня гибели Василия Канделы отец отвез меня к нему домой, в село Першотравневе Магдалиновского района Днепропетрвоской области. Я рассказал родителям об их сыне-герое, о его гибели в бою…Я стараюсь установить обстоятельства происшедшего с сержантом Самойловым - он пропал без вести, после того, как попал в засаду под Саур-Могилой. Остальные десантники живы. Навещаю в Киевском военном госпитале сержанта Славина - я на всю жизнь благодарен этому человеку, надеюсь, что челюстно-лицевые хирурги сделают все возможное для помощи герою, который спас многих. У меня одна мечта - восстановиться и продолжить службу в Вооруженных силах. Потому что это моя жизнь…"

Неизвестный герой войны за независимость Украины полковник Петр Потехин на момент подготовки материала не был отмечен государством. Однако, указом президента от 21 октября воин был награжден орденом Богдана Хмельницкого 3 степени. Он живет с семьей в обычной двухкомнатной квартире в панельном доме в спальном районе Киева. Жена полковника - Татьяна - медсестра в Центре детской кардиологии и кардиохирургии Ильи Емца. Дочери Ольга и Мария - учатся на фельдшеров в 1-м медицинском колледже. В доме этой прекрасной украинской семьи на самом видном месте висит самая дорогая реликвия для воина - флаг украинских десантников…

Profile

yvk: (Default)
yvk

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 10:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios